systemity: (роза красная морда большая)
[personal profile] systemity

95a483e46afb1c66941215f32bd45aa33501295b
Владимир Янкелевич,
Военный эксперт "Полосы"

Реальная политика: как это делается на Ближнем Востоке (часть II)

Продолжение. Начало: Реальная политика: как это делается на Ближнем Востоке (Часть 1)

Несколько слов о законах и обычаях войны

Война в Израиле – постоянно где-то рядом. Так было с момента основания государства, так это и сейчас. И, как постоянный спутник военных действий, Израиль сопровождают обвинения в непропорциональном применении силы и нарушении законов и обычаев войны.

Тема «Законов войны», безусловно, важная и необходимая, но запутанная и неоднозначная, носит отпечаток как благих пожеланий, оторванных от действительности, так и стремления создать для кошмара войны некоторые цивилизованные рамки и ограничения.

«Законы» эти выработались в течение длительного периода вследствие тяжелого опыта прошедших боевых действий и изменялись в зависимости от развития международных институтов и уровня военной техники. Сегодня принято «Законы» разделять на три блока: законы объявления войны, ведения боевых действий и законы, связанные с установлением справедливого послевоенного мира.

В законах объявления войны самым спорным и неразработанным является право на превентивный удар. В Шестидневную войну 1967 года ВВС Израиля первыми нанесли удар по врагу. Несмотря на очевидные приготовления арабских стран к нападению, обвинения в агрессии Израиль не обошли - Совет Безопасности как-то не признает необходимости упреждающего удара, а таким странам, как Франция, вообще все мотивы, кроме стремления помириться с арабами за Алжир, были безразличны.

В рамках данной статьи, учитывая прогнозы Керри, наибольший интерес представляют законы ведение боевых действий на фоне развития военных технологий, их взаимное влияние и коэволюционное развитие.

"Вы можете быть не заинтересованы в войне, но война заинтересована в вас!"
Лев Троцкий:

Военные специалисты отсчитывают новую эпоху в ведении войн с «Войны в заливе» (Gulf war) 1991 года. Тогда, в войне с Ираком, в полной мере были продемонстрированы возможности современных вооруженных сил, иракская армия была разгромлена в кратчайший срок, с военными потерями Ирака от 20 до 30 тыс. человек, при общих боевых потерях коалиционных войск около 200 человек (включая небоевые потери).

Военно-техническое превосходство войск коалиции, прежде всего по качеству вооружений, было решающим — использовались практически все новейшие образцы оружия и военной техники. США впервые в боевых условиях в столь широких масштабах вели радиоэлектронную борьбу - были подавлены средств ПВО и органы управления армии Ирака. Система связи обеспечивалась 26 спутниками связи и передачи данных. Для получения, обработки и анализа разведданных были задействованы средства космической разведки в составе 35 спутников разного назначения. Были установлены расположение войск, командные пункты, узлы связи, размещение объектов системы IIBO. Полученные таким образом координаты основных объектов были введены в системы наведения управляемого высокоточного оружия различных типов, что и предопределило результат боевых действий.

Впервые большое внимание было уделено созданию при штабах и органах управления информационных сетей на базе персональных ЭВМ и подключением их к сетям обмена данными министерства обороны США. Всего в составе боевой группировки было задействовано свыше 10 тыс. персональных ЭВМ.

Саддам Хусейн решил ответить на действия войск коалиции ракетными ударами по Израилю. Пришлось решать и эту проблему. В итоге был создан прообраз системы противоракетной обороны, состоявшей из спутниковых средств обнаружения запусков баллистических ракет, систем обработки и передачи данных, с последующим подавлением ракетными ударами. Нужно отметить, что в боевых действиях были применены израильские управляемые высокоточные ракеты AGM-142A (Popeye).

Израильские источники считают началом отсчета периода современных войн июнь 1982 года (операция "Арцав" ). Тогда, в небе над долиной Бекаа (Ливан), в ходе боев 7-11 июня без потерь с израильской стороны были уничтожены 82 сирийских МиГ-21, МиГ-23 и Су-22. Превосходство в воздухе было обеспечено подавлением сирийской ПВО, зенитно-ракетных комплексов земля-воздух, новейших на тот момент, поставленных сирийцам из СССР. Просто Израиль уже тогда воевал методами и средствами войны 21 века.

И самым непонятливым стало понятно, насколько критическими являются научно-технический потенциал и инновации в военной области. Можно, конечно, объявить в СМИ о создании в ближайшее время собственной системы ПРО, превосходящей С-300 , бумага вытерпит, но реальность – совсем другое дело. Вот и пришлось начинать думать в терминах ассиметричной войны , выходящей за рамки норм военного поведения.

Традиционных военных действий «армия против армии» с захватом территорий и ее оккупацией – такой войны больше не будет. Интересы военных перемещается в сферу информационных технологий, театр военных действий – в космос или мировые паутины сетей, важнейшие составляющие оружия – электроника, оптика, программные средства… Время подготовки подобных войн становится все меньшим, но ожесточение, жестокость ассиметричных войн только возрастут. 21 век не мешает «ассиметричным бойцам» пробовать на вкус сердце врага. Какие уж тут законы и обычаи войны.

Первой жертвой нового подхода к войне пало понятие «Участники конфликта», называемые комбатантами (сражающимися) и нонкомбатантами (не сражающимися). Комбатанты - личный состав вооружённых сил воюющей стороны - должны иметь командира, ясный видимый отличительный знак, открыто носить оружие и, самое главное, соблюдать законы и обычаи войны, что дает им права, определённые международными договорами. В Законах и обычаях войны принцип различия (иногда называемый принципом дискриминации) между гражданскими нонкомбатантами и комбатантами считается крайне важным, но в ситуации вероятного военного конфликта с Хамасом или Хизбаллой соблюдение его будут требовать исключительно от Израиля. Не требовать же что-либо от террористических структур.

Противник в ассиметричной войне – терроризм и джихад — стали всемирным явлением. Это определило следующую жертву – понятие «Театр военных действий», термин, определяющий территорию, на которой вооруженные силы воюющих сторон фактически ведут военные действия. Понятно, что в ассиметричной войне такое понятие просто отсутствует.

В марте 2013 года Сенат США утверждал Джона Бреннана новым главой ЦРУ. Одной из проблем при его утверждении было обвинение в точечной ликвидации в Йемене двух командиров Аль-Каеды, имеющих американское гражданство. Йемен вроде не является «Театром военных действий» США, но противник – Аль-Каеда — действует и там. Позиция США и Израиля состоит в том, что глобальный характер терроризма и джихада вынуждает их наносить удары там, где это необходимо. Именно поэтому неожиданно взрываются ракетные склады в Сирии и Судане, а от шейха Ясина остались только белые тапочки у края воронки. Когда писались законы войны, «Театр военных действий» был ограничен, достаточно легко было отличить комбатантов и некомбатантов, но, похоже, что это время прошло. Сегодняшняя действительность плохо согласуется с международным правом, но идея географически ограниченного конфликта не работает в мире глобального негосударственного терроризма, сегодняшняя ассиметричная война не оставляет выбора.

Следующий принцип – «Принцип пропорциональности» - предполагает, что боевые действия должны быть соразмерными. Задуман он был для того, чтобы не появлялось искушения застрелить в ответ на оскорбление или нанести ядерный удар в пограничном инциденте. Но реальность несколько иная. Этот принцип служит стандартным основанием для обвинения Израиля в «непропорциональном применении силы». Да и что такое пропорциональность? Вот боевик выстрелил из Газы по школьному автобусу. Для пропорциональности нужно расстрелять аналогичный в Газе?

Есть и еще целый ряд других положений, например, запрет на использование боевых отравляющих веществ – то, что президент Обама называл «красной линией» для Асада.

В рамках статьи невозможно рассмотреть все аспекты «Законов и обычаев войны», остановимся лишь на тех, что вступают в противоречие или теряют актуальность в связи с развитием военной техники и технологий.

Современная западная цивилизация крайне болезненно воспринимает человеческие потери в ходе военных действий, так что стремление убрать человека с опасных направлений вполне понятно. Но не только это – человек может устать, отвлечься, это в современной быстротекущей войне может иметь решающее значение. Резкий рост использования беспилотных систем в военном деле помогает решить эту проблему. Беспилотные средства сегодня есть в любой области военной техники. Роботы ведут разведку и боевые действия в воздухе, патрулируют границу, разминируют, заходят в захваченные помещения, они ничего не боятся и не устают, для них сегодня нет границ и нет альтернативы. Но они также и предмет большой озабоченности и споров.

Сегодняшние средства поражения, находящиеся в руках джихадистов, достаточно совершенны, ведь им не надо их изготавливать, а купить – было бы желание. Когда разведывательный БПЛА обнаруживает готовящуюся ракетную атаку, он должен сообщить об этом в центр, передать координаты. Из центра должна поступить команда средствам поражения, которые и уничтожат атакующего. Но время на прохождение всего этого цикла сегодня становится недопустимо большим, нужна мгновенная реакция. Решением является передача программе БПЛА решения на нанесение удара.

Это вызывает ожесточенные споры относительно применимости подобного оружия и соответствия его «Законам и обычаям войны». Реально такие системы работают под контролем оператора, но имеют и автоматический режим, как ответ на растущую скорость и сложность современного боя. Человеческие возможности не безграничны, тренировка может их увеличить, но до определенной степени. Робот же не знает усталости, в конце вахты его реакции так же точны, как и в начале.

Этическая дискуссия о применимости автономных боевых роботов в основном сосредоточена на том, в состоянии ли робот отличить комбатанта от нонкомбатанта. Но могут ли это сегодня сделать люди?

Для Израиля более актуален другой вопрос - как должна выглядеть современная концепция ведения «местных войн»? Каким оружием нужно обеспечить ЦАХАЛ? Что противопоставить джихадистам, думающим в терминах ассиметричной войны, лежащих за пределами норм военного поведения.

ХАМАС и Хизбалла широко применяют размещение ракетных установок в жилых массивах, во дворах школ и мечетей, используя как боевой контингент мировые СМИ, рассказывающие, как ЦАХАЛ бомбит мирные объекты, уничтожая женщин и детей.

Это сделало приоритетом в разработке нового оружия высокоточные системы. В операции «Облачный столп» ЦАХАЛ послал месседж Исмаилу Хание, выключив свет в его вилле высокоточной ракетой, уничтожившей электрический трансформатор. 

Огромным ракетным арсеналам Хамаса и Хизбаллы Израиль противопоставит ракетный щит с пятым уровнем обороны – системой «Железный луч». Но элементарный подсчет покажет, что отсидеться под этим «щитом» невозможно, как минимум не хватит противоракет. Необходима система уничтожения их на месте запуска вместе с пусковыми установками и, желательно, вместе с ракетчиками.

Концерн Israel Aerospace Industries разработал разведывательно-ударный беспилотник-камикадзе Harop. Он был продемонстрирован в Тель-Авиве на выставке «Экспо-2013». Harop может находиться в воздухе не менее шести часов и работать в радиусе до 1000 км. При обнаружении цели он меняет миссию – становится самонаводящимся самолётом-снарядом и уничтожает цель, но если цель не будет найдена, то Harop вернется на базу.

Его основное назначение - борьба с комплексами ПВО противника, но он может уничтожать гораздо более широкий диапазон целей, как наземных, так и морских.

Израильская фирма Camero-Tech Ltd., созданная в 2004 году, стала пионером и мировым лидером в разработке систем визуализации, ведущим поставщиком систем осмотра помещений сквозь стены (в том числе и из-за массивных стен или барьеров) в трехмерном изображении.

XAVER™ 800 мгновенной и точной информацией о происходящем в помещении обеспечивает действия спецназа, позволяет определить положение людей за стенами и отличить жертв и заложников от террористов.

На парижской выставке Milipol 2013 была показана еще одна новинка фирмы Camero –первый в мире малоразмерный винтокрылый беспилотный летательный аппарат XAVER с бортовой аппаратурой, позволяющей вести видеоразведку внутри зданий и других объектов наземной инфраструктуры, просматривая помещения через крышу практически внутри любого здания. Xavier, зависая над крышей здания, обеспечивает штурмовым группам или разведчикам видеоизображение внутренних помещений, наличие людей и их расположение.

Технологическое превосходство не получают по праву рождения или из-за картинки в СМИ, его приходится зарабатывать трудом и упорством. Самой передовой страной в мире, превосходящей все остальные технологически так, что догнать ее практически невозможно, является США. Технологическое превосходство является основой американской военной силы. Но и Израиль - “start-up nation”, смог занять вторую позицию в мировом рейтинге по уровню развития стартап-индустрии. Легкой дороги к военному превосходству никто не обещал.

Но все же, как быть с отрывом военных технологий от законов войны?

Правильный ответ на растущее несоответствие норм международного права и новых военных технологий не в огульном отрицании законов и обычаев войны, но и не в удобном предположении, что в них необходимо исправить только мелкие недочеты. Международный терроризм будет заставлять развивать военные технологии, а законы будут отставать от этого развития. Решение в принципиальной и бескомпромиссной борьбе с «ассиметричными бойцами».

Борьба с террором идет постоянно, но что-то мешает. Возможно то, что называют «Realpolitik»?


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ....






Profile

systemity: (Default)
systemity

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
171819 20212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:30 am
Powered by Dreamwidth Studios